Как не стать жертвой пластического хирурга

хирург

На данный момент в Украине действуют много центров, отделений и клиник пластической хирургии. Они все предлагают услуги по трансформации внешности в наидобрейшую сторону — их называют эстетической медициной.

Но на практике так происходит не всегда. Временами заместо обещанной красы люди получают уродства.
Статистики, сколько операций в Украине завершаются бедами, никто не ведет (не глядя на то, что, по словам Виктора Сердюка, Вице-президента Всеукраинского Совета защиты прав и безопасности нездоровых, их может быть до 15% от всех пластических вмешательств — потому что в развитых государствах), но время от времени такие случаи становятся достоянием прессы — пострадавшие нездоровые скандалят и судятся, чтоб им компенсировали вред и все перераблотали. Временами они получают фуррора, временами — нет.

Мы узнали, как обезопасить себя и не стать жертвой пластического доктора.
Закона о пластической хирургии или эстетической медицине в Украине нет. Пластической хирургией занимаются специалисты разных хирургических профессий — неспециализированные докторы, онкохирурги, ЛОР-врачи, челюстно-лицевые докторы и т.д. — гласит Василий Пинчук, доцент кафедры комбустиологии и пластической хирургии Государственной мед академии последипломного образования им.

П.Л. Шупика, Глава рабочей группы по сертификации Всеукраинской ассоциации пластических, реконструктивных и эстетических докторов. — Исходя из этого 1-ый документ, которым должен спросить нездоровой, пришедший на прием к профессионалу по эстетической медицине — сертификат о профессии доктора.

В случае если эксперт предлагает не явную операцию (например, радиальный подтяжки лица), то спросите у него вторым документом — удостоверением о прохождении направлений усовершенствования по определенному разделу пластической хирургии (например, пластической хирургии лица или пластической хирургии молочных желез). Позже убедитесь в надежности лицензию поликлиники на практику по хирургии.

Она должна быть выдана Минздравом Украины. Не считая этого, нездоровому нужно навести справки о докторе, поликлинике, найти отзывы нездоровых. Оказать помощь навести справки также может быть в Ассоциации пластических докторов (www.uapras.org.ua). Тогда возможность некачественных одолжений пластической хирургии будет сведена к минимуму.
Хороший эксперт — это достаточно много, но еще не все.

Как говорится, ошибиться может каждый. Исходя из этого, чтоб было с кого задать вопрос, в случае если услуга будет предоставлена некачественно, рекомендуется заключить с мед учреждением, где будет проводиться операция, письменный соглашение. В соглашении должно быть верно прописано, какую потому услугу для вас планируют предоставить, ее стоимость, какой итог она может дать и др. — инструктирует Сергей Антонов, юрист по мед делам, кандидат юридических наук, начальник Центра мед права, научный сотрудник Института страны и права им. В. М. Корецкого НАН Украины. — Не излишним будет и компьютерное моделирование, если оно имеется в поликлинике, тогда может быть более четко представить, скажем, какой формы величины станет грудь, шнобель или ушные раковины после операции.

После распечатки достигнутых результатов моделирования, представителю и пациенту поликлиники необходимо подписаться на таком проекте — тогда не будет диалогов, что я рассчитывал на одно, а взял 2-ое. Также в соглашении обязательно должны быть перечислены возможные отягощения и операционные опасности, обязательства поликлиники при некачественно предоставленной услуги.

Нередко в соглашении (или приложениях к нему) указываются, какие могут быть последствия после операции (в каких нет вины доктора), например, рубцы, снижение чувствительности, отечность, болезненность в течение какого-то времени, изменение цвета кожи в прохладную погоду и др. После оплаты операции принципно принципиально забрать расчетный документ — чек или квитанцию к приходному кассовому чеку — без этого обосновать при чего, какую суму вы заплатили за услугу, будет не просто.

Наведите справки о ее спецах и клиниках, поглядите фото “до и после”.
Убедитесь в надежности лицензию поликлиники на хирургическую практику.
Ознакомьтесь с его удостоверением и сертификатом спеца о прохождении направлений направленного на определенную тематику усовершенствования.

Исследуйте целый организм — в один момент у вас имеется противопоказания к операции или показания к терапевтическому исцелению.
Не делайте операции без письменного соглашения с клиникой о мед услуге, в каком обрисованы все опасности.

Заберите чек или кассовую квитанцию об оплате услуги.
Если вы обиженны достигнутым результатом вмешательства, слету подключайте юриста.
Возможность компенсации вреда клиникой находится в зависимости от того, законно ли вы получали у их услуги и какие документы имеете на руках.

Совершенно, в случае если у хворого на руках чек и контракт об оплате услуги, — гласит Сергей Антонов. — В данном случае почти всегда не представляет особого труда достигнуть от докторов осложнений и устранения недочетов. На практике они не заинтересованы потерять хворого, претензии и иски — восхитительная антиреклама как поликлинике, так и медику — если он допустил ошибки и грубые нарушения, то может потерять отлично оплачиваемую работу также больше ни в коем случае не трудиться в сфере пластической хирургии — информация об некорректностях пластических докторов распространяется не только лишь посреди нездоровых, да и посреди работодателей. Но бывает, что доктор не признает себя виноватым — тогда без юриста не обойтись (а лучше посоветоваться с ним еще перед своим визитом с претензиями в клинику — чтоб не сделать юридических некорректностей). Даже в случае если у вас на руках только документ об оплате операции, возможность обезопасисть собственные интересы высока.
А вот в случае если документов нет никаких, то достигнуть компенсации будет не просто.

В данном случае способ такой: упрямо обращаетесь с претензиями к тому профессионалу, что вас оперировал (обычно он попробует “негромко” и безвозмездно урегулировать все вопросы). — информирует юрист. — В случае если же он не идет навстречу, нужно официально обращаться к управлению мед учреждения, где вас оперировали, добиваться выписку из вашей мед карты (в случае если такую, конечно, оформляли) с полной информацией что конкретно за вмешательства проводились и кто их делал. Чтоб юридически закрепить нехорошие последствия неудачной операции, обращайтесь в другие мед учреждения и требуйте заключения о состоянии здоровья. Собрав документы, обращайтесь в органы защиты прав потребителей, в прокуратуру, в трибунал — всюду может быть обосновать свою правоту и достигнуть компенсации. На практике, после воззвания хворого в осуществляющие контроль и правоохранительные органы ранее непокладистые эскулапы достаточно нередко сами предлагают ее.

В случае если такового такового предложения не последовало, или вы не о чем же не условились, может быть (средством юриста, что практикуется в сфере медицины) подать исковое заявление в трибунал, что решит вопрос о выплате добросовестной компенсации.

Андрей Стасюк, учитель Львовской академии искусств, был травмирован носа. Я утратил товарный вид, — сетует Андрей, — мне было неуютно показаться на улице, придти на работу. Начал выяснять у обычных медиков, кто бы мне посодействовал. Какой-то из них, что представился пластическим доктором, уверил меня сделать у него в одной из Львовских поликлиник операцию — установить ненатуральный имплантат, исправляющий форму носа.

Я не выяснял, имеется ли у него лицензия, не подписывал никаких документов, на руки 250 баксов и поверил — во мне посиживало убеждение, что доктор не сумеет навредить. Операция была изготовлена. Прошло 14 дней.

Мне сняли повязку. Увиденным я был не очень приятно удивлен: шнобель в местах надрезов был покрасневшим, с рубцом. Но доктор успокоил меня, мол, помажь мазью — и все заживет.

Я делал, как рекомендовал доктор, но за две-три семь дней стало еще ужаснее: шнобель опух, покраснение усилилось, показались гнойные выделения.
Фото слева – до неудачной операции, справа – после

Прошло пару месяцев. Андрей еще не один раз выходил к медику, требуя помощи.

Тогда я увидел в поликлинике вторых людей, обиженных достигнутыми плодами и пожалел, что не направлял внимания, что же это все-таки за люди и по какой причине они здесь ранее. Хоть какой раз доктор давал новые предназначения, мученик послушливо делал необязательные благотворительные взносы в больничный фонд, а становилось только ужаснее.

Андрей направился на консультацию доктора наук в Львовский мединститут. Эксперт отдал заключение: трансплантат инфицирован, его нужно удалить. Предстояла 2-ая операция, уже у другого профессионала.

Только тогда я узнал, что перед операцией докторы должны знакомить хворого с будущими рисками, — пеняет Андрей, — и делать ее они есть в праве, только в случае если я подписался на бумаге.
Источник заразы удалили, но на данный момент учитель остался без носа. Возвратить справедливость не удалось даже после воззвания в заведения и милицию преступного дела: следствие не нашло состава правонарушения в действиях доктора, хоть и оказалось, что он был не пластическим доктором, а дантистом и имел вызывающее огромные сомнения право проводить такие операции.

Подключив хорошего юриста, Андрей без суда сумел достигнуть выплаты морального вреда (ее величину он разглашать не возжелал) и подписания медиками больницы, где ему навредили, контракта, согласно которому они обязывались возвратить лицо.

По вине медиков взаправду случаются оплошки, при этом даже у маститых спецов.

Как говорится, даже лучший доктор в состоянии сделать плохую операцию также самый плохой может ее сделать отлично. Это антропогенный фактор. Но точно так же и сами нездоровые бывают повинны в том, что возникают нехорошие последствия после вмешательств.

Сначала из-за того, что упрашивают доктора сделать им какую-то операцию тогда, когда эксперт не лицезреет к ней никаких показаний и даёт предупреждение, что это для вас не надо. В данном случае после операции возрастает вины доктора и риск осложнений в этом нет. Последующий вариант — в то время как нездоровые скрывают, что мучаются, например, аллергией или имеют какие-то приобретенные заболевания, например, сладкий диабет (в клиниках хворого должны проверить со всех боков, но предугадать все на 100% запрещено). После вмешательства нездоровой может не соблюдать советов доктора по режиму послеоперационного периода. Скажем, в случае если доктор советует уменьшить физическую активность или не курить, а нездоровой не надо этим советам, то послеоперационная рана будет заживать продолжительнее, чем прописано.

А вдруг после липосакции нездоровой будет имеется все что попало, то избыточный вес к нему вернется намного стремительнее, чем ему бы хотелось.

В случае если нездоровой пострадал несильно, то и решить вопрос — не проблема, в особенности в случае если вовремя подключить юриста что не доведет дело до суда. Этого не следует сделать, во-1-х, по той причине, что у него просто может не хватить терпения дождаться, когда оно окончится: такое дело может рассматриваться до 3 лет также больше (одна из обстоятельств — отсутствие закона о пластической хирургии).

А, во-2-х, из-за того, что 2-ая сторона тоже может подключиться к процессу, подмазать (а ресурс у поликлиники в хоть какой момент больше, чем у хворого) и ответ будет принято не в пользу потерпевшего (тем паче, что конечное ответ принимается судебными докторами, а медик доктору глаз не выклюет). А вот в случае если нездоровому нанесены томные телесные повреждения и это зафиксировано в бюро судмедэкспертизы, то здесь у суда нет другого выхода, не считая как назначить горе-экспертам компенсацию уголовного вреда и меру наказания.


9 комментариев к “Как не стать жертвой пластического хирурга”

  1. Бухарова Юлия

    чем ближе к восточной границе – тем больше пьянства, наркомании, деградации, ниже уровень жизни, выше смертность, больше желания быть под царём

Оставьте комментарий