Разве переименование сделало Ленинград Петербургом?

переименование


Имеется колоритное и в нашей жизни. "Улица Подбельского" стала "Проспектом Рокоссовского". Всё не так безвыходно!
Осталось сделать не достаточно — переименовать "Фрунзенскую" в "Хамовники", а "Площадь Ильича" в "Рогожскую".

Тогда и, естественно, нам станет легче жить.
Тема существенно важнее, чем может показаться на 1-ый взор. Речь входит об отношении культурной и нравственной элиты общества к истории. Об отношении тех, кто учит, как относиться к истории, всё другое общество. В конечном счете, потому их оценки становятся главными.

И в то время как они неадекватны или однобоки, то рассчитывается за это всё общество.
Как и все люди моего круга, когда-то я тоже грезил о "Питере" и "Нижнем", "Тверской" и "Воздвиженке". Также о возвращении родной улице Фрунзе исторического заглавия "Знаменка". Как молоды мы были!..

Разве имели возможность мы тогда поразмыслить, что переименованный Ленинград не только лишь не станет городом Блока и Достоевского, да и городом Бродского и Ахматовой быть закончит. Разве переименование сделало Ленинград Петербургом? И разве может быть сделать Ленинград Петербургом? Нет, естественно. Нью-Петербург — это шаг вспять если ассоциировать с Ленинградом.

В культурном отношении. Я хочет удерживаю себя от резких, хлестких слов — но они к для вас на язык и сами придут, если вы отважтесь придумать первую часть заглавия для этого этого …бурга — каким он стал.

А имели возможность ли мы поразмыслить, что переименование Проспекта Маркса в Охотный Ряд сделает его таким охотнорядским. И что охотнорядскими станут и бывшая улица Противного, и бывшая улица Герцена, и бывшая Кропоткинская?..
Для моего поколения Ленинка не была мемориалом Ленина. Она была храмом познания.

Нужно было кандидатским дипломом обзавестись, чтоб иметь право в том направлении зайти без дополнительных справок с места работы. И "Свердлова", "Революции", "Кировская", "Куйбышева", ну и "Ждановская", и "Войковская" — всё это не были памятники революционерам. Достаточно много ли народа понимало, кто был этот самый Жданов и, тем паче, этот самый Войков?

Это были места, где мы жили. Не отлично жили.

Достаточно нередко — совершенно не отлично. Но когда я сравниваю ту русскую молоденькую судьбу с нынешней молодой судьбой, что-то держит меня от восхищения в адресок нынешней судьбе. И это не "ранее травка была зеленее". По последней мере — не только лишь это.
В то время как переименование имеет сущность?

Когда мы хотим заклеймить что-то в своем прошедшем. В этом смысле переименование Сталинграда в Сталинград глубоко символично, и потому исходя из этого оно было поддержано большинством фронтовиков.

Осмысленно переименование, и когда мы хотим прославить, увековечить что-то из реального. Но это всё переименования единичные.

В то время как переименования преобразовываются в кампанию, то они становятся просто попыткой стереть свой прошедшее. И, как при хоть какой кампанейщине, дело доходит до глупостей. Чем же не угодили нам философ и наикрупнейший экономист 19-го века Маркс и очень большой соц философ 19-го века Энгельс? Тем, что их последователи насовершали большенных правонарушений. Так эти последователи учились не только лишь у Маркса, да и у Толстого, и у Пушкина — в русских школах и гимназиях Толстого изучали, а вот Маркса как раз — нет.

А чем же не угодил нам один из честнейших и наиумнейших (пускай и не из гениальнейших) российских писателей 19-го века Герцен? Или — князь Кропоткин? Или, в конце концов, — сам Лермонтов, когда мы лихо переименовали "Лермонтовскую" в "Красноватые Ворота"?

Отлично еще Пушкинскую пожалели. А по какой причине, кстати?
Во всей этой кампании было достаточно много ребяческого и очень большевистского задора. И не достаточно мысли.

Совершенно не было мысли. И на данный момент ее, мысли нет тоже совершенно.

Правонарушения коммунистов ждут собственного Нюрнберга. Не люди, их уже нет — политика, идеология, образ мысли…

Того же Нюрнберга, что взял гитлеризм, что взял в русское время и российский царизм. (Этот трибунал над идеологией и практикой царизма совершает напрасным пробы лакировать королевскую Россию, прославляя ее самых одиозных деятелей.)
Да, нужно совершенно верно понимаь, что без "коммунистического нюрнберга" нам далее не сделать и шага.
Да и коммунистический период истории Рф, и хоть какой ее период ранее — это не одни только правонарушения, и при определенном ракурсе — даже не столько правонарушения.
Вся история Рф, все фактически 1200 лет — это кровь, это палки, это клики боли, это слезы, это куча всякой гадости.

И гадость эту необходимо светло созидать. И не только лишь созидать, да и непереносить. Но неприязнь не должна нас ослеплять.

Видя гадость, в один миг во всей истории Рф мы должны созидать и 2-ое — поднимающийся люд, творящий свою культуру и становящийся все выше и в культурном, и в нравственном отношении. "Выше" не значит "высочайшим". Но историческая культурная динамика российской истории (как, да и истории хоть какого народа") — отменная. Да, с отступлениями.

Да, неравномерная в отношении разных размерностей роста души. Но не плохая.
И коммунистический 70-летний период здесь не был исключением. То же самое — ужасные злодейства (более ужасные, чем ранее) и рост (к слову сказать, тоже более быстрый, чем ранее — машина ехала стремительнее, и выброс был больше).
Параллель с гитлеровской Германией здесь неуместна.

12 лет гитлеризма не поменяли германцев к наидобрейшему и ни в чем же не поменяли мир к наидобрейшему. 70 лет СССР сделали совершенно 2-ой люд и почти все поменяли в мире к наидобрейшему.

Российская неприязнь к коммунизму естественна и добра. Запрещено его не непереносить человеку с нормально трудящейся совестью.

Но эта неприязнь ослепляет нас. И своей слепотой мы не только лишь гробим свой политическое будущее, это бы еще отлично, — мы гробим всё общество, давая ему липовые исторические и нравственные ориентиры: "гимназисток румяных" заместо здравых целей будущей исторической работы.


Комментариев: 14 на “Разве переименование сделало Ленинград Петербургом?

Добавить комментарий