Почему мы не живем на дне океана

подводного дома


Население земли столетиями грезило поселиться в морских безднах, освоить их, сделать естественным местом для жизни. Садко и Ихтиандр, капитан Немо и доктор наук Стромберг были не случайными храбрецами, а знаковыми видами людей, которые жили в подводном мире. Но рекордное нахождение Фабьена Кусто в подводном доме феноминальным образом показало провал этих надежд.

Фабьен Кусто пробыл в подводном домеАквариус 31 денек, на один денек превзойдя рекорд собственного величавого деда Жак-Ива Кусто, что в первой половине 60-ых годов XX века 30 дней прожил в подводном доме Precontinent-2. Один дополнительный денек через 51 год освоения подводного мира это просто символ в честь юбилея, отчаянная попытка поновой вернуться к прекрасной мечте полувековой давности.

На данный момент уже основательно забылось, что в 1960-е годы мир был окутан не только лишь энтузиазмом освоения галлактического места, да и мирового океана. Этот интерес появился не на безлюдном месте, а благодаря трудам Жак-Ива Кусто, что вместе со собственной командой открыл людяммир безмолвия.

Ветхие кинохроники демонстрируют, как смотрелись водолазные костюмчики начала ХХ века: неловкие, массивные, не дающие человеку свободы перемещения в аква среде. Ну и одна совокупа снабжения водолаза воздухом с поверхности была очень неловкой.

Инженеры разрабатывали личные наборы, которые были, к огорчению, не очень надежными и дорогими в производстве.
Проблема нахождения человека под водой заключается в высочайшей плотности воды она в 800 раза больше плотности воздуха. Когда мы ныряем, аква толща обжимает российские тела, сначала легкие.

Чтоб нормально дышать, атмосфера в легкие должен подаваться с давлением, схожим давлению воды на данной глубине. Каждые 10 метров глубины на 1 воздух больше.

1-ые совокупы, регулирующие давление для подачи воздуха зависимо от глубины погружения, показались еще в десятнадцатом веке, но были довольно сложными.
В 1943 году Кусто и его сотрудник, инженер Эмиль Ганьян сделали до гениальности легкой дыхательный автомат, с прекрасными коммерческими способностями. В 1945 году они патентуют этот регулятор под маркой CG45, что начал продаваться под торговым заглавием Aqua-Lang. Сначала 1950-х годов, после выхода книжки Жак-Ива Кусто В мире тишины, а позже одноименного кинофильма, в мире начался бум дайвинга. Разумеется, не только лишь любители и туристы экстремального спорта были рады новенькому изобретению.

Искатели сокровищ, инженеры-строители, биологи и геологи увидели в акваланге хотимый ключ к морским глубинам.
Но лёгкость внедрения перемещения и удобство акваланга с ним в аква толще не освободила от роковой проблемы декомпрессии. Дело в том, что при дыхании сжатым воздухом газы инициативно растворяются в крови, которая начинает припоминать газ-воду. При резком подъеме на поверхность кровь вскипает, и пузыри перекрывают кровоток. Это состояние называетсядекомпрессионная или кессонная болезнь.

Чтоб избежать этого, необходимо подниматься копотливо, делая остановки, чтоб газы, растворенные в крови, выходили с каждым выдохом. Этот процесс называется декомпрессия. Большая глубина, с которой разрешаетсяподъем без декомпрессии, 11 метров.Если вы опустились поглубже, то для вас будет нужно время для промежных остановок, чтоб обеспечить успешное возвращение на поверхность.
Но газы не могут растворяться в крови до бесконечности, и спустя определенное время насыщение завершится. Это показывает, что, пробыв под водой деньки, например, ты можешь пробыть к тому же семь дней, и месяц, и год время декомпрессии не возрастет.

Как следует, в случае если необходимо делать долгую работу под водой, другими словами прямой сущность в том месте и жить, и строить подводный дом.

Подводный дом представить для себя легче легкого: заберите стакан, переверните ввысь дном и опустите в ведро или лучше в аквариум. Вода не зальет его атмосфера сожмется, но не разрешит воде заполнить место.

Другими словами, обеспечив в стакане давление воздуха, равное давлению воды, ее уровень может повсевременно быть на уровне нижнего края.
В самом легком виде практическое развитие этой идеи называется водолазный колокол, и его изобретение относится ко временам античности имеется предание, что еще Александр Македонский опускался в схожем приспособлении на морское дно.
Подводный дом это логическое развитие водолазного колокола. В том месте уже имеется отсеки, где акванавты в обыденных критериях отдыхают, спят, едят, делают работу, готовят снаряжение для новых выходов в воду. Жителей подводного дома от затопления устраняет давление воздуха в самом доме, исходя из этого им не необходимы шлюзы и никакие лючки, чтоб выходить из него наружу.

Это дает массу удобств. Акванавты делают какую-либо работу за пределами дома.

Время от времени они ворачиваются в дом, чтоб поменять баллоны с воздухом. Закончив смену, сняв снаряжение, они идут в пресный душ, позднее переодеваются и уходят в сухие отсеки, где ведут обыденную судьбу.

В первой половине 60-ых годов двадцатого века неподалеку от Марселя команда Жак-Ива Кусто начала опыт Precontinent-1 (в британской литературе он известен как Conshelf континентальный шельф). Из ЖД цистерны, перевернутой ввысь дном, был изготовлен подводный дом на 2-ух человек, что не в серьез окрестили Диогеном. Дом установили на глубине 10 метров. Выбор глубины неслучаен акванавты имели возможность при появлении заморочек подняться на поверхность без декомпрессии.

Альбер Фалько и Клод Уэсли провели в нем семь дней.
Этот опыт стал предпосылкой волны восхищений в мире.

Мечта о жизни под водой начала реализоваться на очах. Казалось, что планетка Океан уже ждет собственных покорителей. А Жак-Ив Кусто начал готовить новый опыт Precontinent-2, что подразумевал строительство целой подводной деревни из нескольких подводных сооружений. Место для проекта, риф Шаб-Руми в Красноватом море, было выбрано неслучайно необычная прозрачность воды и красочность и достояние местной фауны должны были оказать помощь в съемках необыкновенного кинофильма, Мир без солнца.

Жак-Ив Кусто и его команда в гостиной подводного дома Звезда проекта Precontinent-2.

Красноватое сигареты и вино в порядке вещей
Так как самый легкий подводный дом не есть очень уж сложным инженерным объектом, его строили не только лишь спецы (южноамериканские проекты Sealab, Tektite), да и любители. На данный момент может показаться необыкновенным, но во 2-ой половине 60-ых годов двадцатого века несколько энтузиастов в СССР выстроила и установила неподалеку от мыса Тарханкут в Крыму подводный дом Ихтиандр-66.

До того времени пока глубина установки подводных домов не превосходила 2-ух 10-ов метров, все шло отлично. Но увеличение глубины монтажа дома более 50 метров ставило перед строителями непростую делему: больше не было способности использовать для дыхания атмосферный атмосфера, а только особенные консистенции. Себестоимость дома и его сложность слету неоднократно возросли.

После первых удач подводного жилищного строения к акванавтам пришли промышленники, которые готовься помогать формированию нового дела. Но у их были собственные интересы, требовавшие освоения более огромных глубин. Жак-Ив Кусто начал готовить проект Precontinent-3, что подразумевал строительство 1-го подводного дома на глубине приблизительно 100 метров.
На этой глубине дышать атмосферным воздухом, сжатым до 11 воздухов, запрещено, кислород и азот при таких давлениях становятся ядовитыми веществами.

Исходя из этого люди обязаны существовать в воздухе инертного газа гелия, в который добавлено чуток более 2% кислорода. Этого количества молекул кислорода при таком давлении полностью хватает для российского организма.

Проект Precontinent-3 включал в себя и сервис донной буровой установки
В этот самый момент акванавты столкнулись с совершенно внезапными неуввязками.

Гелий имеет существенно большенную теплопроводимость, чем азот, и человек в гелиевой воздухе зябнет даже при 2628ºС. Вместе с этим из-за высочайшей проницаемости гелия любая термоизоляция очень не так длительно осталось ожидать насыщается этим газом и теряет собственные характеристики. Исходя из этого расход электричества на отопление подводного дома стремительно вырастает.
Температура воды на большенных глубинах понижается, и акванавты зябнут даже в изолированных скафандрах, по той же причине всепроникаемости гелия.

Но огромная глубина нанесла очередной удар. До того времени пока акванавты плавали неподалеку от поверхности и применяли обычный сжатый атмосфера из баллонов, выдох уходил в воду. И в этом не было огромной неудачи. В то время как акванавты перебежали на дорогую смесь гелия и кислорода гелиокс, это становилось расточительством.

В силу того, что чем поглубже погружаешься, тем стремительнее пустеют баллоны, так как хоть какой вдох это увеличение количества газовой консистенции. Личные совокупы, которые могут очищать атмосфера, были дороже галлактических скафандров. И акванавты опять объединились с подводными зданиями пуповиной, по которой им подается гелиокс, а выдохнутый отчаливает вспять, для чистки. По 2-ой трубке стали подавать тёплую воду, другими словами акванавт, на самом деле, плавал в влажном гидрокостюме, подкачанном водой.

Это прирастило время работы акванавта до применимых размеров.
Вправду, обнаружилось, что гелий способен проникать и через корпус подводного дома.

А вот посторонние газы, которые выделяет электротехника и организм человека, как раз в нем остаются, отравляя воздух. Чистка ее стала сложный задачей. И по мере того, как развивались и становились все более опытнейшеми подводные опыты, стал расти скептицизм относительно необходимости сотворения подводных домов как промышленных территорий стоимость их эксплуатации и сотворения разумеется превосходили полезности от их внедрения. И к середине 70-х годов интерес начал спадать. Тем паче что показалось 2-ое ответ судовые гипербарические комплексы.

В первой половине 80-ых годов двадцатого века, когда мне было необходимо 1-ый раз выйти в море в составе геологической экспедиции, вопрос о причине отсутствия в российском научном арсенале подводных домов был одним из первых. В том месте же я услышал от служащих про многообещающие водолазные комплексы, которые не так длительно осталось ожидать должны были поступить в СССР. Они устанавливались на борту огромных буровых судов.

Костюмчики глубоководных водолазов связаны с водолазным колоколом бессчётными шлангами
Судовые гипербарические комплексы являются крупныебарокамеры со всеми удобствами, в каких живут акванавты В течение всего проведения работ. Живут они под давлением, в среде гелиокса. В то время как им нужно опуститься для работы на дно, к их комплексу пристыковывается водолазный колокол, в что они перебегают и опускаются на место работы. Дышат они в том месте гелиоксом, поступающим по шлангам, но на всякий случай на пояснице носят кассеты с баллонами, которых должно хватить на несколько минут, чтоб доплыть до водолазного колокола.

По окончании смены, они закрывают лючок колокола и подымаются на поверхность, где перебегают в гипербарический комплекс. На самом деле, подводный дом подняли на поверхность, а к месту работы акванавты ездят на лифте.

Ни о какой жизни под водой как рыбы и дельфины уже речь не идет. Это может быть сопоставить с выходом человека в космос, и, кстати, по угрозы и цены это соизмеримая работа.
В конечном итоге на данный момент в мире существует всего пару повсевременно действующих подводных домов.

Какой-то из них это биологическаялаборатория Аквариусу берегов Флориды, в какой время от времени трудятся экологов и группы биологов. Лаборатория находится на глубине 20 метров, и этого довольно с целью проведения большинства био наблюдений.
Не считая этого, существуетподводная гостиница Jules’ Undersea Lodge, изготовленная из бывшей научной лаборатории.

Этими 2-мя подводными зданиями все подводное жилищное строение и ограничивается на данный момент. Никакого массового завоевания морских глубин, с созданием большенных подводных городов, не представляется целесообразным.

Подводные гостиницы и рестораны могут стать новым трамплином для стимулирования энтузиазма общественности к сбережению и освоению океанов

Но имеется одна сфера деятельности, где способности подводных домов малеханького заглубления полностью оптимистичны. Это туризм.

воды и Сочетание солнца повсевременно завлекает людей. Тем паче что самая яркая подводная судьба как раз на малеханьких глубинах в границах первых 2-ух 10-ов метров, в том месте, где может быть обеспечить дыхание человека обычным свежайшим воздухом.

Успешно соединили все эти элементы конструкторы подводного ресторанана Мальдивских островах. Акриловая труба размещена на малеханькой глубине, здесь достаточно много света, игра бликов масса и воды прекрасных морских обитателей.

Необыкновенный аквариум напротив, что делает прекрасное подводное настроение. И, вероятнее всего, люди, побывавшие в такой среде, если не станут дайверами-любителями, то уж по последней мере будут внимательнее относиться к миру тишины.

Такие проекты имеют все шансы на развитие, они в состоянии стать коммерчески успешными, и, может быть, тогда мечта о жизни под поверхностью воды сможет-таки стать явью.


Комментариев: 27 на “Почему мы не живем на дне океана

  1. Единороссы ему медаль дадут, благодаря самого вереженной деятельности этого директора 27 детей не достались злобным американцам!

  2. Хоть бы постыдились называть эти убогие заведения «лучшими вузами» чего бы то ни было. Возможно это лучшие вузы коррупции, вранья и лицемерия, которые так востребованы в украинской жизни!

  3. украинцам и русским бы пафоса поменьше, да зрение получше, чтобы видеть, как цивилизованные люди живут и перенимать лучшее, да еще пить прекратить, и думать начать — был бы толк.

Добавить комментарий